Материал из Отдых в России.

Перейти к: навигация, поиск

Белокаменное зодчество земли Владимирской причудливо переплетается в умах туристов, путешествующих по Золотому Кольцу, с фресками Андрея Рублева, Чудотворными иконами, татарами, Золотыми Воротами и суздальским днем Огурца. В симпатичной этой каше церковь Покрова на Нерли занимает почетное первое место, Дмитровский собор – второе, и нет им равных ни по красоте, ни по совершенству. Но из Владимира и Суздаля, признанных центров Золотого Кольца, туристов редко увозят в маленький городок со странным названием Юрьев Польский.

В 1152 году князь Юрий Долгорукий построил себе новую столицу и, не мудрствуя, назвал ее своим именем. А чтобы с другими городами не путали, добавил приставку – Польский, то есть стоящий в поле, посреди Залесского Ополья.

Валы того города отлично сохранились. С их высоты как на ладони виден Михайло-Архангельский монастырь. Смотришь, и создается иллюзия, что в этом городе нет и быть не может никаких тайн. А тайна рядом, нужно просто пройти мимо монастырских ворот.

Маленький белокаменный собор издали похож на гриб боровик, так несоизмеримо огромен его купол. Его построили в 1212 году по приказу князя Святослава, внука Юрия Долгорукого. Велел Святослав поставить на месте старой дедовой церкви, освященной в честь Георгия Победоносца, собор, равного которому не было дотоле на Руси.

И поднялся собор - диво дивное. Каждый камень резьбой изукрашен. Здесь и Троица, и Богородица, и апостол Андрей, и Святой Георгий, а рядом с ними кентавры и слоны, райские цветы и плоды, дивные птицы и львы улыбающиеся. У каждого льва глаза открыты, а хвост цветком украшен, они никогда не спят - свою страну охраняют. В удивительном мире на стенах собора все переплелось, как в загадочной книге.

Несчастье случилось в середине XV века. Верх собора обрушился, фасады пострадали - замолчала древняя книга. В 1471 году восстанавливать храм приехал Василий Ермолин, мастер из Москвы. За долгие годы ему удалось собрать десятки квадратных метров каменного кроссворда. Но до конца тайну собора разгадать он не сумел. И каменная книга молчит по-прежнему.

Личные инструменты
здравствуй, страна!