Былой России острова. Станкевич
Легендарные личности

Былой России острова. Станкевич

Есть в России места прекрасные, но малоизвестные, например, село Мухо-Удеровка, где речка Тихая Сосна неспешно несёт свои воды к подножию меловых гор. В начале XIX века на её левом берегу стоял барская усадьба, которую вместе с селом Удеровка, купил помещик В. И. Станкевич. Был он предводителем дворянства, занимался ремонтом дорог и строительством мостов в Острогожском уезде, в новой усадьбе выстроил дом с мезонином, разбил липовый парк, посадил сад. В Удеровке прошло детство его сына — литератора и философа-просветителя Николая Владимировича Станкевича, личности в истории развития новейшей русской литературы основополагающей, но забытой.

Сейчас всё это кажется невероятным. Николай Станкевич поступил на словесное отделение Московского университета в 1830 году, в момент, когда университет находился на рубеже резких перемен. Пожилые профессора, получавшие образование ещё в XVIII веке, были неспособны возбуждать умственную деятельность молодых студентов. По этой причине прогрессивно настроенная молодёжь занялась самообразованием.

В университете появилось два студенческих кружка — Станкевича и Герцена. Кружок Герцена основное внимание уделял вопросам социального устройства и политике. В кружке Станкевича интересовались больше вопросами отвлечёнными: философией, эстетикой, литературой. Главные роли в кружке Станкевича играли студенты: в будущем великий критик В. Белинский, в будущем известный публицист и славянофил К. Аксаков, ставший известным археологом С. Строев, поэты В. Красов и И. Ключников, поэт и педагог Я. Неверов. Из не-студентов к кружку примкнули: А. Кольцов, М. Лермонтов, М. Бакунин, М. Катков, В. Боткин, впоследствии известный профессор университета Т. Грановский. Все они были людьми с различными темпераментами и душевной организацией, стояли на разных социальных ступенях общества. Но всех их объединило невероятное обаяние личности Станкевича.

В 1834 году Николай Станкевич, окончив курс со степенью кандидата, уезжает к себе в деревню. На тот момент ему 21 год. Продолжение истории в статье «Былой России острова. Бакунины».

Что касается Удеревки, частыми гостями здесь были поэт А. Кольцов и историк Т. Грановский. Домашним учителем в семье Станкевичей 20 лет проработал латышский фольклорист К. Баронс. Сюда приходили письма великого актёра М. Щепкина, знаменитого литератора В. Белинского, бесстрашного анархиста М. Бакунина. В 1908 году по завещанию и на деньги друга Станкевича Януария Неверова в селе построили школу, которая по его желанию стала носить имя Станкевича.

Музей Станкевича

В 1918 году усадьбу разграбили. За последующий век разрастающееся село Мухинка слилось с Удеровкой и стало называться Мухо-Удеровкой. В 1990 году в отремонтированном здании школы был открыт литературный музей Н. В. Станкевича.

Похожие материалы

Былой России острова. Бакунины

Из письма Станкевича Бакуниным: «Каждое лицо вашего семейства для меня вечно свято… Я не знаю для се...

Дагестан. Имам Шамиль

Имам Шамиль обладал всеми качествами гениального полководца: военным талантом, выдержкой и настойчив...

Уральские были. Мамин-Сибиряк

Мамин-Сибиряк описывает минералогию, от которой захватывает дух. Рассказывает истории обретения знам...

Идущий за горизонт. Ермак Тимофеевич

«Российское могущество прирастать будет Сибирью»

Дело о Мултанских вотяках. Владимир Галактионович Короленко

Всем было понятно, что обвинение сфабриковано, но что делать? Корреспонденты местной газеты решили о...

Неистовый Виссарион. В. Г. Белинский

«Верю великой будущности России» — золото букв на мраморе постамента.

Ярославские комедианты. Фёдор Волков

В 21 год купеческий сын Фёдор Волков устроил в Ярославле публичный театр, вложив в дело свои капитал...

Три лика анархиста. Пётр Алексеевич Кропоткин

До сих пор не ясно, был ли князь сокрушителем устоев.

Живи как пишешь, и пиши как живёшь. К. Н. Батюшков

Константин Николаевич Батюшков первым стал на путь, по которому пошли за ним А. С. Грибоедов, К. Ф. ...

Певец сказочного мира народных поверий. Сергей Клычков

Поэт, о котором очень хотели забыть в советское время.