Азия на границе Европы. Элиста
Путевые заметки

Азия на границе Европы. Элиста

Национальный музей Республики Калмыкия им. Н. Н. Пальмова

Адрес: 358005, Республика Калмыкия, г. Элиста, ул. Джангара, 9
Телефоны: (84722) 4-32-81 — приёмная, 4-32-86 — касса
Сайт: national-museum.kalm.muzkult.ru

«Уникальная Калмыкия» музей

Адрес: г. Элиста, Дворец Шахмат
Телефон: +7 937 464-72-29

Музей ойрат-монгольской кочевой культуры

Адрес: 358014, г. Элиста, пр-т Остапа Бендера, 1
Телефон: +7 927 595-54-49

Оказавшись в Элисте впервые, туристы ощущают себя европейцами, приехавшими… Куда? В далекую Бурятию? В ещё более далёкую Монголию? На Тибет? Всего 300 км от Волгограда, 450 км от Ростова-на-Дону — вполне европейских городов с миллионным населением. А в Элисте проживает немногим более 100 тысяч жителей и практически каждый ощущает себя ойратом. Не потомком ойратов, а именно ойратом. Это понятие вызывает у европейца множество вопросов, главный из которых — а кто это?

Несколько столетий Россия пытается сгладить факт присутствия в своей истории 300-летнего монгольского ига, существования Великой Монгольской империи. Мы не хотим верить в то, что вся наша современная культура выросла на стыке европейской и азиатской. Вернее, европейские корни мы признаем охотно, а азиатских стараемся не замечать.

Сами ойраты называли свой народ «хальмаг» — «летящие над землёй». Эти воинственные монгольские племена удалось подчинить лишь Чингисхану. Неукротимые воины стали ощутимой силой в его войске, пришедшем на Русь в XIII веке. Многие из них породнились с чингизидами. Так что если рассуждать о великих предках калмыков, то они имеют полное основание считать себя потомками великого хана. В конце XVI века ойраты вновь двинулись на запад, преодолели огромные расстояния и достигли приволжских степей, где и остались. В 1608 году начался процесс вхождения Калмыцкого ханства в состав Российской Империи.

Не стоит надеяться, что история ойратов станет простой и понятной после посещения Национального музея Калмыкии. В этнографических залах идёт рассказ о скудном кочевом быте с одной стороны и о созданной на основе старомонгольского алфавита письменности и степном уложении, то есть о законодательстве — с другой. Как же это возможно? Что заставляло их кочевать? В зале Будды всё запутывается ещё больше. Нам пытаются объяснить азы буддизма, с которым ойраты знакомы со времени походов Чингисхана в Китай в конце XII века. Но мы не понимаем…

Не понимаем до того момента, пока в поле зрения не попадает    посетитель-калмык, кладущий конфетку к изображению Зелёной Тары. «ОМ ТАРЕ ТУТТАРЕ ТУРЕ СОХА»… И всё моментально встаёт на свои места. Происходящее живо напоминает одну из историй Верхневолжья. В 1918 году мощи чудотворца Нила Столобенского поместили в витрину Осташковского краеведческого музея в качестве экспоната. Но верующие продолжали идти к святому со своими бедами. Когда смотритель понимал, что человек пришёл не в музей, а к мощам, он тактично выходил из зала.

Похоже, знакомство с Элистой не будет лёгким — разница менталитетов огромна. На многие вопросы ответов нет, как нет у нас конфет для Зелёной Тары. Но обратившись к собственному опыту, мы сразу находим выход из создавшейся ситуации и уходим из зала, отдав этому симпатичному божеству по монете.

Залитые солнцем улицы Элисты застроены обычными пяти-этажками. Однако внимательный взгляд тут же вычленяет непривычные элементы: многоуровневые кровли, загнутые вверх углы крыш, беседки-пагоды, плоские лица статуй. Всё это появилось лет 10—15 назад и за короткое время превратилось в достопримечательности города. Так посреди главной площади, естественно, носящей имя Ленина, в окружении административных зданий стоит Пагода Семи Дней. Семь ярусов её крыши символизируют бесконечное течение жизни. Внутри — покрытый золотыми письменами молельный барабан — кюрде. Спешащие по делам горожане выстраивают маршрут через площадь так, чтобы пагода оказалась на пути: зашёл, крутанул барабан и побежал дальше.

Основное направление калмыцкого туризма — этнографический. Но калмыцкая этнография резко отличается от той лубочной, что заполонила страну. Мы настолько привыкли к бабам в сарафанах, девушкам в кокошниках и харизматичным мужикам с гармонями, что уже не удивляемся, когда национальный колорит исчезает, стоит только убрать антураж. Местная этнография естественна. В городе есть ателье, шьющее национальную одежду, которую носят на торжествах. Здесь придорожным юртам-кафе удивляют-ся все, кроме туристов, ведь юрта нужна калмыку для жизни. Здесь лук — культовое оружие. Это понимаешь, оказавшись на турнире по национальной стрельбе, когда видишь лучников в костюмах, продуманных до мелочей. Когда вникаешь в правила состязаний, шепча незнакомые слова: «сур» (мишень), собранная из разноцветного войлока, по краям коричневые кусочки «махн» (мясо) и синие «ясн» (кости), в центре красная точка «ласти» (жилка). Тупой стрелой нужно выбить ласти, за это дают максимальное количество очков. Но выбить ласти с 30 метров трудно. В музее «Уникальная Калмыкия» есть настоящий калмыцкий лук, собранный из рога, бересты и сухожилий — красивое, сложное оружие.

Музей «Уникальная Калмыкия» находится на втором этаже огромного Дворца Шахмат. Этот дворец — самое невероятное в Элисте. В 1998 году ко Всемирной шахматной олимпиаде посреди калмыцкой степи был построен Сити-Чесс — Город Шахмат с огромным дворцом, в залах которого и проходил турнир. Но шахматисты давно разъехались, в коттеджи олимпийской деревни заселились состоятельные граждане, а огромный дворец был частично отдан на нужды туризма. Туда органично вписался Музей шахматной славы, в экспозиции которого есть уникальная коллекция шахмат из всевозможных, подчас неожиданных, материалов, личные вещи гроссмейстера Михаила Таля, награды, редкие фотографии.

И всё же Сити-Чесс мало похож на шахматную столицу мира, скорее, он является воплощением в жизнь фантазии Остапа Бендера о Нью-Васюках. И, показав по дороге проспект им. Бендера, памятник Бендеру, туристов привозят в Город Шахмат, осмотр которого начинают не с шахматной темы, а с музея кочевых культур. Где же ещё учить европейцев правильно входить в юрту, садиться на правильное место, ездить на верблюде, стрелять, танцевать? Где рассказывать о кочевой кулинарии, главная цель которой… правильно, приготовить еду, не сходя с лошади. Где объяснять, как приготовить кюр? И все сразу же хотят пробовать этот легендарный кюр. Но на то, чтобы разделать на части тушу овцы, поместить вместе с овощами в её же желудок и запечь в раскаленной яме, зарыв в пепел и засыпав землёй, а сверху разведя костёр, нужно потратить сутки. А время у европейцев считанное. И ноги гостя уже несут его… Но не в шикарный Дворец Шахмат, а туда, где трепещут на ветру разноцветные флажки, где с тихим шорохом вращается молельный барабан, к белой буддистской ступе у входа в Город Шахмат, который построен по всем правилам европейской архитектуры.

Похожие объекты

Каргопольская игрушка.

Крестьяне делали из глины горшки и посуду, а детям лепили игрушки.

Чусовой. Парк имени реки.

Древняя церквушка, на её стенах картины, рассказывающие о Сибирском походе.

Пермь. О древностях.

Стоя на берегу Камы и любуясь тающими в дымке высотными домами, трудно заподозрить, что Пермь – горо...

Чайковский. Эталон.

С высоты 125 метров открывается удивительный вид на Камское море, на плотину и шлюз, на золотые зака...

Верхнечусовские Городки. Ермаковы лебеди.

Умельцы Центра народных ремёсел стали хранителями мастерства влюблённой в Ермака рукодельницы Алёны....

Усьва. Каменный Город.

Приходится перепрыгивать через пропасти, которые только что, обманывая тебя, ловко притворялись улиц...

Кунгур. НеслуЧАЙное путешествие.

В Кунгуре вдруг понимаешь, что непрестанно удивляешься. Нереальной величине засовов на воротах торго...

Легенда о Нарчатке. Наровчат

Легенда о Нарчатке — это самое удивительное из всех достопримечательностей Наровчата.

Страна людей. Йошкар-Ола

О невероятном преображении Йошкар-Олы в кругах профессионалов рассказывают легенды.